На главную страницу                   Контакты  

ЗАГАДКА "КОРОЛЕВЫ ЭКРАНА"
(воспоминания кинодраматурга Алексея Каплера)

Вера Холодная

Вера Холодная.
Фото с открытки начала ХХ века.


"ПОЛТАВСКАЯ ГАЛУШКА"

Осенью 1893 года в Полтаве в семье учителя гимназии Василия Левченко родился первый ребенок - дочь Вера. Вера Левченко.

Вскоре после рождения "полтавской галушки", как прозвала ее мать за сказочный аппетит, семья Левченко переехала в Москву. Вера - и это все замечали - была ребенком необычным. Не по годам серьезная, она в двенадцать-тринадцать лет беседовала со взрослыми не только "на равных", но часто поражала их глубиной мысли, важностью вопросов, о которых думала, широтой знаний, начитанностью. Но тех, с кем ей доводилось встречаться, еще больше удивляли и покоряли доброта, отзывчивость девочки, ее душевность и постоянная готовность к самопожертвованию.

Вера была хрупкой, большеглазой. Училась в гимназии Перепелкиной, что на Большой Кисловке. Удивительно хорошо читала стихи на гимназических вечерах, сыграла Ларису в "Бесприданнице", и, по свидетельству очевидцев, играла так проникновенно, что зрители забывали-перед ними на сцене ребенок. Она хорошо пела, аккомпанируя себе на фортепьяно.

Был в ее жизни "балетный эпизод" - в десять лет поступила она в балетную школу Большого театра, но через некоторое время, по настоянию родных, вернулась в гимназию. Отец Веры умер очень рано, заразившись холерой. Мать часто болела, и Вера - сама еще ребенок - приняла на себя все заботы о двух младших сестрах.

В 1910 году на выпускном гимназическом балу Вера познакомилась с молодым юристом Владимиром Холодным и вскоре вышла за него замуж. Было ей тогда семнадцать лет.

Некоторые друзья семьи Левченко осуждали этот ранний брак - они не увидели, не поняли, что встретились с настоящей, большой любовью. Эта любовь выдержала все испытания - и испытания разлукой, в том числе разлукой во время войны 1914 года, когда Владимир Григорьевич сражался на фронте, и самое большое испытание - славой, когда Вера Холодная стала знаменитостью, "королевой экрана" и была окружена бесчисленными поклонниками. Никогда и ничем не омрачалась эта любовь, никогда - во все годы жизни Веры Васильевны и Владимира Григорьевича - не исчезала, не ослабевала влюбленность первых дней.

Был он, Владимир Холодный, под стать Вере человеком редкой душевности и доброты. Умен, остроумен, любим всеми, кто его знал, талантливый адвокат, блестящий оратор. Ему предсказывали большое юридическое будущее. Неимоверно азартный спортсмен, он постоянно участвовал в автомобильных гонках, неоднократно получал тяжелые травмы, но снова и снова садился за руль гоночной машины. Он редактировал и издавал первую в России ежедневную спортивную газету "Авто".

В 1915 году офицера Холодного дважды тяжело ранило в боях под Варшавой. Его наградили за храбрость золотым оружием. Брат Владимира Холодного - Николай - был ботаником, впоследствии академиком Академии наук УССР, ученым с мировым именем. Институту ботаники Академии наук УССР ныне присвоено имя Н. Г. Холодного.

Дочерей Веры звали Нонна и Женя.

У Веры в юности как-то сама собой сложилась уверенность, что она станет актрисой, что искусство - главнейший смысл ее жизни. Кружок молодых артистов московского Художественного театра, к которому она принадлежала, состоял из влюбленных в искусство, живущих искусством людей.

Мгебров в своих воспоминаниях пишет, что у них в их артистическом кружке, куда приезжали постоянно многие художники, писатели и поэты - Бальмонт, Леонид Андреев, Андрей Белый, Балтрушайтис, композитор Илья Сац и другие, неизменной хозяйкой была начинающая актриса Вера Холодная, душа их "по-настоящему вдохновенного горения". Друзья-актерская молодежь-были убеждены, что ее жизнь будет посвящена театру. Но Вера Холодная вдруг "изменила" театру, уйдя в кино. Это было неожиданностью для других, но не для нее самой.

Она ни с кем не делилась своими мыслями о кино, своими надеждами, своей убежденностью, что ее путь, ее артистическое предназначение - экран. Она поклонялась великой кинематографической актрисе Асте Нильсен, поняла и приняла как откровение то совершенно новое творческое направление, которое создала Аста Нильсен в немом кино десятых годов двадцатого столетия. Вместо привычных внешних проявлений чувств, заламывания рук и вращения глазами на экране вдруг появилась героиня почти неподвижная, строго сдержанная. Но зато как выразителен был каждый едва уловимый жест ее тонкой руки, как значителен короткий взгляд, движение чуть дрогнувших ресниц! Каждая новая картина Асты Нильсен становилась для Веры драгоценным уроком.

То было в годы бурного развития русской кинематографии. Самым сильным стимулятором ее развития стало то, что с началом войны 1914 года почти полностью прекратился ввоз новых иностранных картин, а в синематографах России два раза в неделю менялись программы, и это требовало великого количества новых лент. Быстро возрастало число русских кинофирм.

Осенью 1914 года в фирму "Тиман и Рейнгард", которая выпускала популярные картины, объединенные названием "Русская золотая серия", пришла молодая актриса Вера Холодная.

Через много лет в книге воспоминаний народного артиста СССР Владимира Ростиславовича Гардина появится запись: "В дни съемок "Анны Карениной" произошло еще одно памятное, событие. Сижу я однажды в режиссерском кабинете перед большим зеркальным окном, откуда виден мост возле Александровского (ныне Белорусского) вокзала и все движение по Тверской-Ямской (ныне улица Горького). Мой помощник-администратор, достающий со дна морского птичье молоко, Дмитрий Матвеевич Ворожевский, знаменитый "накладчик", объясняющий решительно все- опоздание актера, отсутствие нужного на съемке кота или попугая-единственной фразой: "Бреется, сию минуту будет", поправил на своем легкомысленном носу пенсне и обратил мое внимание на красивую брюнетку, переходящую улицу в направлении, по-видимому, к ^ам. Брюнеток и блондинок приходило колоссальное количество, все мечтали о "королевском троне". Но это явилась ко мне Вера Холодная..."

Владимир Ростиславович Гардин снял ее в "Анне Карениной" в массовой сцене на балу и в роли итальянки-няни, которая приносит Анне Аркадьевне нелюбимую дочь. Обе эти "роли" ни в малейшей степени не выявили ее артистические возможности. "Мысленно,- пишет Гардин в своих воспоминаниях,- я поставил диагноз из трех слов: "Ничего не выйдет". Но, несмотря на столь категорический отрицательный диагноз, Гардин все же спросил владельца фирмы Тимана: не зачислить ли эту красавицу в их постоянную труппу? Просмотрев сцены, в которых Холодная была снята, Тиман, по свидетельству Гардина, сказал: "Нам нужны не красавицы, а актрисы". Не прошло года, и оба опытнейших кинематографиста- режиссер Гардин и глава фирмы "Тиман и Рейнгард" - поняли, какую непоправимую ошибку они совершили: по всей России неслась слава первой актрисы русского кино Веры Холодной, и много месяцев подряд, с утра до вечера, при битковых сборах, демонстрировалась во всех кинотеатрах страны "Песнь торжествующей любви"-лента, снятая режиссером Бауэром в фирме Ханжонкова с Верой Холодной в главной роли.

Кинорежиссеру Николаю Францевичу Бауэру и принадлежит заслуга "открытия" Веры Холодной. "Вклад", как принято говорить, Бауэра в русскую кинематографию очень велик. Кроме Холодной, он "открыл" в своих постановках Мозжухина, Полонского, Максимова. При первом же разговоре с Верой Холодной Бауэр угадал в ней-сквозь скованность и застенчивость-и скрытый артистизм, и человеческую глубину, и неповторимую женственность.

- Я нашел сокровище,- говорил Бауэр друзьям. Ему не стоило никакого труда убедить главу фирмы Ханжонкова - человека высокой культуры, умного предпринимателя, что молодую актрису нужно пригласить на главую роль в новой картине. И когда эта картина - "Песнь торжествующей любви" - еще только снималась, Ханжонков, посмотрев несколько начерно смонтированных сцен, заключил с Холодной контракт на три года.

Однако после выхода картины на экран сенсационный успех Веры Холодной превзошел все ожидания и Бауэра и Ханжонкова. В русской кинематографической практике не бывало ничего похожего. Картину ходили смотреть по многу раз, имя Веры Холодной бесконечно повторялось во всех кругах общества - она сразу стала самой популярной в стране актрисой. Вот когда кинодельцы, владельцы других фирм, бросившиеся к Вере Холодной с предложениями сниматься у них на любых условиях, оценили деловую предусмотрительность Ханжонкова с его трехлетним контрактом!

Названия и содержание картин, которые снимались той или иной кинофирмой, держались в строгом секрете, ибо при быстрых темпах производства немых лент в те годы идея могла быть перехвачена, и конкуренты выпустили бы картину на тот же сюжет раньше.

Так произошло, например, с "Войной и миром". Начали снимать "Войну и мир" у Ханжонкова, но, разузнав об этом, две другие фирмы - Талдыкина и Тимана и Рейн-гарда ("Русская золотая серия") -стали наперегонки крутить свои экранизации романа. Первыми закончили картину Тиман и Рейнгард, у которых поставили ее в шесть дней режиссеры Гардин и Протазанов. Картина была тут же, буквально в тот же день, показана в столичных и московских кинотеатрах и сразу прокатилась по провинции. Ханжонков немного опоздал со своей лентой "Наташа Ростова", и потому коммерческого успеха она не имела. Третью экранизацию - в фирме Талдыкина - решено было вовсе не выпускать на экран.

А вот картины с участием Веры Холодной рекламировались еще до начала съемок - в этом не было риска, ибо перехват сюжета ("срыв", как это тогда именовалось) не представлял бы ровно никакой опасности - ведь главнейшая ценность картины заключалась в участии Веры Холодной. Зрители шли в кинотеатры "на Веру Холодную", ее имя привлекало их. Ленты с Верой Холодной были вне всякой конкуренции. Немного осталось первых зрителей картин Веры Холодной.

Я принадлежу к числу этих "ихтиозавров" и хочу рассказать о своем первом впечатлении.



ЗАГАДКА "КОРОЛЕВЫ ЭКРАНА"

1       2       3       4      


   2008-2010. Все права защищены. Использование любых материалов с сайта только с разрешения автора.